БОГ ИСКУССТВА И ЛЮБВИ

В древнегреческой мифологии лучезарный и златокудрый Аполлон — бог света, наук и искусств, бог-врачеватель, предсказатель будущего, олицетворял собой солнце. Он родился на острове Делос, где нашла себе приют его мать Латона, за которой гнался посланный разгневанной Герой дракон Пифон. До появления Аполлона остров Делос был мрачным, неприглядным и пустынным. Но с рождением Аполлона все кругом просветлело, проросла зелень, появились цветы, запели птицы. Вся природа радовалась рождению нового солнечного бога.

БОГ ИСКУССТВА И ЛЮБВИ

Он был совершенно юным, но в нем уже чувствовалась сила. Аполлон был не только красив, но и талантлив. Он так играл на кифаре — музыкальном инструменте, подобном лире, что заслушивались птицы. Он мог постоять за себя и других, за плечами у него находился серебряный лук и колчан с золотыми стрелами.

Первым делом Аполлон решил отыскать ущелье, в котором скрывался страшный дракон Пифон. Юный бог жаждал отомстить за преследование матери, за все то зло, что он причинил ей. Аполлон летел над островом и вдруг заметил ущелье, по дну которого несся пенный поток. Это гигантский Пифон выполз из своего логовцща и погнал воду. Все живое скрывалось от него: рыбы уплывали, птицы улетали, а животные разбегались. И тут Пифон поднял голову и заметил кружившегося над ним юного бога. Он поднялся, раскрыл пасть, хотел уже проглотить Аполлона, но тот оказался проворнее. Он пустил в открытую пасть дракона свои золотые стрелы. Они впились в горло, глаза, тело Пифона. От них не было спасения, и вскоре дракон бездыханным свалился на землю.

Аполлон заиграл на кифаре победную песнь, спустился и выкопал большую яму. Туда он спихнул тело поверженного врага. И сразу вокруг стало светлее, снова запели птицы, приплыли рыбы, все живое вернулось на свои места. Эта местность называлась «священные Дельфы». Здесь Аполлон основал святилище и оракул, чтобы люди приходили сюда и от прорицателя узнавали волю богов, и прежде всего громовержца Зевса.

Тогда же с высокого берега Аполлон увидел в море корабль, тотчас превратился в дельфина и бросился в волны. Он доплыл до корабля и сияющей звездой взлетел на него. Он словно лучезарный маяк светил и вел корабль к острову Делос. Спустившись на берег, Аполлон принял свой прежний вид, заиграл на кифаре и привел моряков в священные Дельфы. Они стали первыми жрецами его святилища.

Но победа над драконом Пифоном не прошла для Аполлона бесследно. Когда он стоял над поверженным драконом, то появился юный бог любви Эрот. Юнец натягивал лук и целился в Аполлона.

— Уж не хочешь ли ты поразить меня своей стрелой? — с улыбкой спросил его Аполлон.— Или ты хочешь сравниться со мной, со стреловержцем? Разве ты не видел, что я только что убил стрелами Пифона?
— Да, видел,— ответил Эрот.— Твои стрелы, лучезарный Аполлон, действительно не знают промаха, ты можешь поразить любого, а тебя никто. Но только моя стрела может поразить тебя, запомни это.

Сказал так Эрот и взлетел на высокий Парнас, обиталище Аполлона и его муз. Там на вершине он вынул из колчана две стрелы. Одну из них, ранящую сердце и вызывающую любовь, он направил в Аполлона и пустил ее, другую, убивающую любовь, он направил в сердце нимфы Дафны — дочери речного бога Пе-нея, которая после этого дала обет сохранить целомудрие.

Вначале Аполлон не заметил, что его сердце поражено любовной стрелой. Жил, как и прежде, не унывал. И вдруг возле ручья он встретил прекрасную нимфу Дафну, и его сердце тотчас затрепетало, в нем вспыхнула любовь. Дафна тоже увидела прекрасного бога, но ее сердце забилось от страха, и она бросилась от него прочь. Аполлон погнался за ней.

— Остановись, прекрасная нимфа, не бойся меня, я не причиню тебе зла. Обернись, посмотри на меня, я же бог Аполлон, сын великого громовержца Зевса,— кричал он.
Все слышала Дафна, но не хотела останавливаться. Не было в ее сердце любви. Аполлон же припустился и уже почти нагнал ее. Обессилев, упала на землю Дафна, взмолилась о помощи, обратилась к своему отцу:

— Отец Пеней, вспомни обо мне! Пусть расступится земля и поглотит меня. Я не хочу любви Аполлона. Сделай меня растением!
Только произнесла она эти слова, как ее руки и ноги одеревенели.  Покрылись ветками, на которых выросли пахучие вечнозеленые листья. Она стала лавром. Долго стоял Аполлон у лаврового дерева, которое еще несколько мгновений назад было прекрасной нимфой.

— Ты ушла, Дафна, и с тобой ушла моя любовь,— огорченно произнес он.— Пусть венок из твоих вечнозеленых листьев украшает мою голову и напоминает о тебе. Пусть никогда не вянет лавр, пусть вечно останется зеленым.

И на голове Аполлона появился красивый лавровый венок как напоминание о несбывшейся любви.

Победа над Пифоном принесла Аполлону еще одно огорчение, правда не столь сильное, как неудавшаяся любовь. Его отец громовержец Зевс повелел ему искупить свой грех — убийство Пифона и пролитие крови — службой простым пастухом у благородного царя Адмета. Аполлон не стал возражать. Он не чурался любой работы, и ему нравилось пасти стада.

Аполлон садился на землю, доставал свою золотую кифару или тростниковую флейту и начинал попеременно играть на них. Его мелодии были столь чудесны, столь нежны и притягательны, что ими заслушивались все звери, не только домашние, но и дикие. Из леса выходили свирепые львы и пантеры, они спокойно приближались к стаду, их никто не пугался, никто не прогонял, и они ни на кого не нападали. Едва заслышав звуки флейты, с гор сбегали олени и серны. В природе царила полная гармония.

Радовался такому удачливому пастуху и сам царь Адмет. Поголовье его стад многократно увеличилось, больше приносило оно молока, шерсти, мяса. И все это сделал златокудрый бог. Восемь лет прослужил Аполлон у царя Адмета простым пастухом. Он искупил свой грех прекрасной работой и скоро снова вернулся в Дельфы, в которых жил весной и летом. Когда наступала осень, когда желтели листья и начинал дуть холодный ветер, Аполлон на своей колеснице, запряженной белыми лебедями, уносился в страну гипербореев, где проводил всю зиму.

Когда же в Дельфах наступала весна, все зеленело и начинали петь птицы. Аполлон возвращался из страны гипербореев в Дельфы, чтобы прорицать людям волю громовержца Зевса в своем святилище.
Аполлон также любил водить хороводы с девятью музами, юными, прекрасными дочерьми Зевса и богини памяти Мнемосины: Каллиопой — музой эпической поэзии, Эвтерпой — музой лирики, Эрато — музой любовных песен, Мельпоменой — музой трагедии, Талией — музой комедии, Терпсихорой — музой танцев, Клио — музой истории, Уранией — музой астрономии и Полигимнией — музой священных гимнов.

Торжественно гремел их хор, вся природа внимала их божественному пению, и боги забывали раздоры, мир и тишина воцарялись на Олимпе. Когда же Аполлон весело ударял по золотым струнам кифары, тогда музы, хариты, богини затевали веселый хоровод. Залитые потоками золотого света, плясали юные боги под звуки кифары Аполлона.

Ссылка на основную публикацию