АЛЕША ПОПОВИЧ И ТУГАРИН ЗМЕЕВИЧ

Третий по значению русский богатырь, Алеша Попович, был не так силен, как два его старших собрата — Илья Муромец и Добрыня Никитич. Но он был храбр до безрассудства. Врагов на Руси побеждал не столько силой, сколько отвагой и хитростью. Однажды Алеша Попович вызвал на бой Тугарина Змеевича и освободил Киев от злодея. Прообразом Тугарина Змеевича, считают ученые, стал половецкий хан Тугоркан, который вел двойственную политику по отношению к русским князьям.

Выехали из красного города Ростова два молодца, два могучих богатыря Алеша Попович и его друг Яким Иванович. Увидели они в чистом поле горюч-камень, а на нем надпись высечена. Яким Иванович соскочил с коня и сказал, что это указатель дорог: одна на Москву, другая на Чернигов-град, а третья к городу Киеву. По какой же им ехать? Рассудили отправиться по третьей, в стольный град Киев, к ласковому князю Владимиру, чтобы послужить ему. Поворотили они своих коней на киевскую дорогу.

Не успели доехать они до Киева, как встретили калика перехожего. И рассказал он им печальную историю о том, какое плохое житье стало в Киеве. Правит городом не князь Владимир, а заезжий иноземный гость, басурман Тугарин Змеевич.

Высок ростом он, широк в плечах, конь под ним будто лютый зверь, из ноздрей дым валит. Впереди коня бегут два серых волка, позади летят три черных ворона. А когда наденет Тугарин свои крылья бумажные, так превратится в змея и взлетит на небо, солнце заслоняя, а оттуда бросается на свою жертву. Нет спасу от него. Похваляется Тугарин, что весь Киев захватит, возьмет себе в жены Апраксию, жену князя Владимира, а самому князю голову срубит.

Опечалились богатыри, едут дальше. Приблизились к Киеву, а над городом туча. Говорят им, что это Тугарин Змеевич взлетел и солнце собой закрыл, жди беды неминуемой. Приехали они ко двору князя Владимира. Князь их встретил грустный, провел в палаты белокаменные, усадил за стол, стал расспрашивать, кто они и откуда. А княгиня Апраксин между тем начала готовить стол к прибытию важного гостя, Тугарина Змеевича. Слуги приносили разные яства.

И вот зашумело во дворе, загудело, захлопали двери — то прибыл на княжий двор заезжий гость, басурман Тугарин Змеевич. Принесли его слуги на золотых носилках в палаты белокаменные, никому он не кланялся, ни с кем не здоровался, сел за стол и лишь с княгиней Апраксией милуется. Не понравилось такое поведение богатырям, но молчат они, сидят на дальнем конце скамьи, ждут, что дальше будет. Подали лебедей зажаренных. Тугарин ест один, а кости себе под ноги выплевывает. Гости боятся и прикоснуться к блюдам.

Не выдержал Алеша Попович и крикнул:
— Откуда такой гость невежливый, откуда такой болван неотесанный взялся? Почему басурман ведет себя в чужом доме хозяином?

А князь Владимир молчит, голову склонил. Не понравились баоурману такие дерзкие слова. Никто с ним так не разговаривал. Не стал он ничего отвечать, а просто метнул в Алешу нож свой острый, но Яким Иванович перехватил его. Алеша же продолжил:
—  Ну что, слово сказано, надо делом заняться. Выходи, Тугарин, завтра утром в чисто поле, биться будем не на живот, а на смерть.
— Что ж, я готов,— ответил Тугарин,— срублю тебе завтра голову. На копье надену и привезу сюда, на княжий двор. Пусть князь и его гости полюбуются.— Надел он свои крылья и вылетел в окно.
Наутро стал Алеша Попович готовиться к бою. Понимал он, что враг достался ему опасный и против него в поединке устоять трудно будет. Надел он кольчугу, взял копье, саблю и палицу, оседлал своего коня и поехал в чисто поле. А там уже Тугарин Змеевич на своем коне, будто на лютом звере разъезжает, впереди него бегут два серых волка, а сзади летят три черных ворона. Кричит Тугарин что-то громко по-своему, непонятному, рожи всякие страшные корчит, испугать хочет Алешу Поповича. Алеша его не испугался, но бой не спешил начинать, ждал, что предпримет Тугарин.

А тот поездил в разные стороны, попугал Алешу своим страшным криком, потом надел бумажные крылья и взлетел к небу. Заслонил собой солнце. Темно стало на земле. Но Алеша опять не испугался. Только помолился Богу: не надо ему силушки, не надобно оружия, пошли дождичка. Так и случилось, как просил Алеша.

Пошел сильный дождь с градом, намокли крылья Тугарина, камнем рухнул он на землю, едва встал на ноги. Сбросил намокшие крылья. Ослабел басурман. Взобрался на коня и помчался на Алешу Поповича. Тот готов был к нападению и ловко увернулся от брошенного в него меча, который воткнулся в землю. Перехитрил Алеша Тугарина, не сумел он срубить голову нашему богатырю.

Вскинул Тугарин свое копье и снова с криком направил своего звериного коня на Алешу Поповича. На этот раз не стал увертываться Алеша, почувствовал свою силу, схватил левой рукой копье, а правой, в которой была палица, ударил изо всех сил Тугарина по голове. Упал Тугарин на землю бездыханный, кончилась его жизнь. Спрыгнул Алеша на землю, отрубил басурма-ну голову, насадил ее на копье, сам сел на звериного коня Тугаринова, а своего взял под уздцы и направился к стольному граду Киеву.

— Смотрите, Тугарин едет, конь под ним звериный, дым из ноздрей валит, убил он Алешу Поповича, вон на копьё насажена его голова.

Услышал ее слова князь Владимир, очень сильно опечалился. Понял, что нет у него заступника, не сносить ему больше головы, убьет его злодей басурманин. Но слуги, выбежавшие во двор, закричали, что ошиблась княжна, обозналась, не Тугарин едет на своем коне, а Алеша Попович на коне Тугарина и на копье держит голову своего врага, басурмана и злодея. Убил Алеша Попович Тугарина Змеевича.
Въехал Алеша Попович на княжий двор, соскочил с коня, кинул на землю голову своего врага и сказал вышедшему ему навстречу князю Владимиру:

— Вот, забирай подарочек, нет больше Тугарина Змеевича. Нет больше басурмана-злодея, продолжай править по-прежнему.
Обрадовался князь, повел Алешу в палаты белокаменные. Закатил он пир, пригласил на него множество гостей и говорил всем, что нашелся на Руси добрый молодец, не побоялся он сразиться со страшили-
щем, отрубил его голову, освободил стольный град Киев.

Все гости пили за здравие Алеши Поповича, все радовались освобождению от Тугарина Змеевича. И гусляры складывали песни об удали молодецкой. Недовольна былаюдна княгиня Апраксия, горевала она о своем ненаглядном Тугарине Змеевиче. Князь Владимир не стал ее судить и наказывать, а отпустил на все четыре стороны.

Комментарии запрещены.